Главные новости

Председатель Наблюдательного совета НИИ КПУ назначен членом Экспертного совета по импортозамещению и повышению инновационности государственных закупок в транспортном комплексе при Минтрансе России

НИИ КПУ включен в состав ТК-481 Росстандарта

Председатель Наблюдательного совета НИИ КПУ назначен членом совета коллегии ВПК по развитию ГЧП

Председатель Наблюдательного совета НИИ КПУ назначен членом Экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи РФ

НИИ КПУ включен в состав ТК 100 Росстандарта

Аналитический центр при Правительстве РФ высоко оценил деятельность НИИ КПУ

Руководители НИИ КПУ вошли в состав Центра мониторинга НТР Общероссийского общественного движения «НАРОДНЫЙ ФРОНТ «ЗА РОССИЮ»

Согласовано участие специалистов НИИ КПУ в качестве экспертов Правительственной комиссии по вопросам ТЭК

Сколково и НИИ КПУ объединяют усилия в решении вопросов по импортозамещению в РФ

Сегодня одной из самых обсуждаемых политических и экономических тем является тема экономического сотрудничества России и Китая. Выиграем ли мы от этого или станем сырьевым придатком Поднебесной? Кто будет главенствовать в этих отношениях — сегодня эти темы интересуют каждого.

Сотрудники НИИ КПУ, прочитав одну из многочисленных статей, посвященных этой теме (статья полностью приведена ниже), попросили прокомментировать ситуацию Председателя недавно организованного в институте Экспертного совета по развитию отношений со странами Востока, к.и.н. Сергея Демиденко.

Кто второй в мире?

По величине экономики Китай уступает только Соединенным Штатам. Однако экономисты уже не первый год говорят о том, что Поднебесная рано или поздно обгонит своего главного конкурента. На сегодняшний день КНР — это "мировая фабрика", крупнейший экспортер и импортер разнообразных ресурсов и товаров. Экономика республики тесно связана с экономиками других стран, и Китай стремится сделать эти связи еще более глубокими. В чем, конечно, заинтересованы и его партнеры. 

Так, на новый этап могут перейти взаимоотношения Китая и Австралии — сейчас активно ведутся переговоры о создании зоны свободной торговли. Вообще в последние годы эти государства укрепляют сотрудничество во многих сферах: инвестиционной, энергетической, производственной. Обе стороны идут на какие-то уступки, чтобы лишний раз продемонстрировать свое расположение. Например, ведущие мировые горнорудные компании Rio Tinto и BHP Billiton, штаб-квартиры которых находятся в Австралии, предлагают китайским покупателям большие скидки. 

Аналитики также отмечают успешные инициативы Китая по продвижению юаня на мировой арене. Народный банк Китая постоянно делает какие-то шаги в этом направлении. К примеру, в марте был подписан договор с Германией о создании расчетного центра по работе с юанем. Аналогичные договоры подписаны с Австралией и Сингапуром, которые сейчас борются за статус мирового центра торговли китайской валютой. 

Охотно идет на сближение с КНР и Великобритания, где на прошлой неделе между двумя государствами было заключено более 40 двусторонних контрактов на сумму порядка $24 млрд. "Обмен любезностями" между главой Госсовета Китая Ли Кэцяном и премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном включал, к примеру, отмену запрета на импорт в Китай британского мяса (эмбарго было введено еще в 1980 году), а также инициативу China Minshang Investment Corporation по инвестированию $1,5 млрд в малый бизнес Соединенного Королевства. Кроме того, Лондонская фондовая биржа достигла соглашения с двумя крупнейшими банками Китая, а China Construction Bank решено сделать первым клиринговым банком для китайской валюты в Лондоне. Это важный шаг к тому, чтобы сделать британскую столицу европейским центром торговли юанем.

И хотя Поднебесная не опередила пока США по объему ВВП, в современном мире именно Китай стал символом больших возможностей в сфере экономики и инвестиций. Поэтому естественно, что многие страны стремятся наладить сотрудничество с КНР.

(Источник: портал investreet.ru)

Комментирует Председатель Экспертного совета НИИ КПУ, к.и.н. Сергей Демиденко:

В контексте всего вышесказанного в новом свете предстает перед нами проблема поворота России на Восток. Да, мы готовы начать активное сотрудничество с Китаем в области торговли углеводородами, он для нас может в перспективе стать одним из важнейших, если так можно выразиться, «клиентов». Но вот кто для Китая мы? И куда разворачивается Пекин, в то же самое время, когда Москва пытается увидеть его добродушное скуластое лицо?

В конце 2013 года в Институте Востоковедения РАН прошла научная конференция «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы». На ней немало внимания было уделено внешнеэкономической стратегии КНР.

Начнем с того, что уровень развития китайской и российской экономик в важнейшей области – области инновационной – несопоставим. В 2011 году Китай среди стран «Большой двадцатки» по данному показателю занял 8 место (мы – двенадцатые). На первый взгляд, разница не так уж и велика (ну что там, кажется, 8-е и 12-е места?), однако все относительно безоблачно, если не смотреть вглубь. Пекин постоянно увеличивает вложения в инновационные отрасли, улучшает условия работы для частного бизнеса на этом направлении. По оценкам экспертов из Института Востоковедения РАН, через 20-30 лет доля собственной инновационной продукции Китая достигнет отметки в 30-40% (пока – 20%) Мы же продолжаем топтаться на месте, много разговаривая об инновациях, но так ничего толком и не делая.

Во-вторых, Китай активным образом продвигает свою валюту на мировых финансовых рынках. Интернационализация юаня началась не так уж давно – в 2009 году. И менее чем через шесть лет Китай продвинулся от расчетов в юанях в приграничной торговле до подписания валютных соглашений по своповой схеме с более чем двадцатью странами мира (Лондон и Гонконг – крупнейшие оффшорные рынки юаней). Создаваемый сейчас Банк развития БРИКС также послужит делу превращения юаня в мировою резервную валюту. Успехи - налицо.

И, наконец, – семимильными темпами растет вывоз китайского капитала за рубеж. По оценкам ИВ РАН, в период с 2002 по 2012 гг. объем инвестиций КНР вырос более чем в 30 раз. За границей создано 22 тыс. предприятий с участием китайского капитала в 179 странах мира. Основным объектом инвестиций являются крупные государственные компании (90% совокупных инвестиций). Журнал «Форбс» в рейтинге стран с наиболее мощными транснациональными корпорациями поставил КНР на третью строчку после США и Японии (отставание от американцев пока в четыре раза, от японцев – в два). В данном контексте небезынтересно отметить, что Китай вынашивает весьма амбициозные планы по завоеванию мирового автомобильного рынка. Здесь он хочет сделать упор на развитие автотранспорта на альтернативных источниках энергии. Имеются реальные стратегии по приобретению контрольных пакетов акций американских компаний – производителей «гибридов».

Такая вот картина. КНР преуспевает именно в тех отраслях, на которые нацелилась Россия (инновации, превращение Москвы в международный финансовый центр, стремление стать международным автомобильным сборочным цехом и т.д.). Однако пока мы разговариваем, составляем стратегии, переводим бумагу телеэфиры, китайцы развивают свою экономику, образование (Китай рассчитывает за 20-30 лет стать лидером АТР на рынке образовательных услуг), двигаются вперед (даже в смысле политическом), и это при тысячелетних традициях чинопочитания и уважения к любым видам начальства!

И здесь мы вновь возвращаемся к вопросу – кто мы для Китая? Равноправный партнер или еще один источник получения углеводородного сырья, наряду с Казахстаном, Туркменией и Ираном? А вот здесь решать уже нам, России. Очевидно, что пока мы поворачивались лицом к освежающему восточному ветру, Китай начал медленный разворот в сторону заката. И если Москва не поторопится, то китайского лица нам вновь не увидать. А спина его одинакова и для Москвы, и для Астаны, и для Ашхабада. То есть разницы он между нами попросту не заметит. Да и зачем видеть разницу между сырьевыми придатками? Все они для метрополии на одно лицо. Но вот тому, кто может предложить что-то новенькое и интересное, Пекин готов и поулыбаться (и улыбка Ли Кэцяна, во время переговоров с Кэмероном не сходившая с лица китайского премьера, тому свидетельство).

Не хотелось бы в заключение говорить банальностей, но без них, видимо, не обойтись. Россия не сможет стать партнером Китая без технологий, развитого финансового рынка и хорошего образования. Одними нефтью и газом, на которые мы уповаем вот уже более тридцати лет, теперь не обойтись. А рассчитывать на то, что Китай друг, просто друг (как нам предлагают его воспринимать «пекиноориентированные» и «антизападно настроенные» аналитики), и обойдется с нами по-дружески, не стоит. В мировой политике, а уж тем более в экономике, друзей-приятелей нет.

Мы выходим на новый рынок, а, как известно, в дверях всегда встречают исключительно по одежке.